sergey_borod (sergey_borod) wrote,
sergey_borod
sergey_borod

Categories:

Свет во тьме

«Среди вечно-языческого мира каждый христианин должен в известном смысле быть “монахом”»

                                                                                                                     С.Л. Франк

Трактат С.Л. Франка «Свет во тьме» (1949) подводит итог многолетним размышлениям философа о кризисе современного мира и о перспективах существования человечества на земле. За основу Франк берет цитату из Евангелия от Иоанна «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его». Философ видит свою задачу в том, чтобы указать духовным людям способы существования в современном темном мире. Каждый человек, по мысли Франка, должен стать отдельным столпом света в царстве тьмы. Данной работе посвящена статья В.К. Кантора «Принцип “христианского реализма”, или Против утопического своеволия («Свет во тьме» - духовное завещание С.Л. Франка)». Приводим выдержки из этой статьи: 

«Книга «Свет во тьме» (1949) подводила не только итоги мыслительной деятельности философа, она стала своего рода интеллектуальным ответом на катастрофы, обрушившиеся на Европу в ХХ столетии дважды. По воспоминаниям Л. Бинсвангера, Франк «…неоднократно повторял, что двух революций слишком много для одной жизни». Но, быть может, постоянное размышление над причинами, породившими апокалиптический взрыв в октябре 1917 г. в России, позволили Франку в эпоху интеллектуальной растерянности западноевропейских философов сформулировать и развернуть принцип бытия человека на Земле, чтобы он мог осознанно и достойно быть хранителем света во тьме…

Франку не надо было ждать начала Второй мировой, чтобы написать свою книгу, он жил ощущением надвинувшегося на мир мрака и тьмы. В предисловии к «Свету во тьме» он замечает, что «предлагаемое сочинение было задумано еще до начала войны и первоначально написано в первый год войны, когда еще нельзя было предвидеть весь размер и все значение разнузданных ею демонических сил. Позднейшие события ни в чем не изменили моих мыслей, а, скорее, только укрепили и углубили их»....

Требовалось глубокое и обоснованное объяснение жизни во мраке, а также возможности противостояния мраку. Именно эту попытку предпринимает Франк в своем трактате «Свет во тьме». Не забудем подзаголовок трактата: «Опыт христианской этики и социальной философии». Иными словами, он ставил себе задачей сформулировать социально-нравственную позицию христианина в мире: отношение христианина к себе как к человеку, к обществу и злу, которое владеет и человеком, и обществом. Сразу надо отметить, что выступил мыслитель с привычных для него универсалистских надконфессиональных позиций, используя достижения как восточной, так и западной богословской мысли, выражая, как он полагал, «подлинное, именно сверхнационально-религиозное христианское сознание», — как написал он в своей последней предсмертной статье «Духовное наследие Владимира Соловьева» (1950)…

Как не раз подчеркивал Франк, трагизм, крушение упований, власть зла на земле, бессмысленность жизни не есть «своеобразие данной исторической эпохи», а «есть имманентное, вечное свойство всякой вообще человеческой жизни в ее эмпирическом течении и облике». Зло настолько органически пронизывает состав этого мира, его бытие, что попытка уничтожить зло может привести лишь к уничтожению мира. Более того, желание разрушить основу этого несовершенного мира означает в свою очередь «разнуздание в нем сил зла». Франк полагает поэтому, что любое усилие «осуществить “царство Божие” или “рай” на земле, в составе этого неизбежно несовершенного мира, с роковою неизбежностью вырождается в фактическое господство в мире адских сил»…

Он разводит два принципа мирочувствия: признание «власти тьмы» в мире и пытающийся ее преодолеть насилием «демонический утопизм»: «В самом деле, убеждение во “власти тьмы” имеет своим определяющим моментом отрицание утопизма, отрицание веры в осуществимость идеального состояния человеческой и мировой жизни. Напротив, воззрение, в основе которого лежит культ “тьмы” и которое мы назвали демоническим утопизмом, <...> противоестественно, противоречиво сочетает отрицание силы добра, веру в силу темных начал, именно со своеобразным утопизмом, т. е. с верой, что тьма есть творческая сила, которой дано осуществить идеальное состояние мирового и человеческого бытия».

Но поскольку утопическое своеволие волей-неволей опирается на идею тьмы, то, на первый взгляд, существование человека в историческом потоке абсолютно безнадежно и бесперспективно. Не случайно в мире воцаряется то, что Франк именует «скорбным неверием», которое он называет «одним из самых характерных и трогательных явлений духовной жизни» своей эпохи. Глубоко и искренно чувствующий и думающий человек, пишет он, «разочаровался не только в суетной вере утопизма, но и вообще в осуществлении в мире высших ценностей; он пришел к убеждению, что добру и разуму не только не гарантирована победа в мире, а скорее даже предопределено поражение, ибо по общему правилу в мире торжествуют силы зла и безумия». Но Франк — и в этом задача его книги — выстраивает своего рода религиозное оправдание истории, предпринимает попытку найти основу и, стало быть, возможность достойного существования человека в мире «тьмы».

По сути дела, книга русского мыслителя является попыткой философского истолкования евангельской фразы: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Иоанн. 1. 5.). Как он сам утверждал, обращение его к этой фразе было глубоко осознанным, ибо духовная проблематика эпохи приводила человеческое сердце к восприятию и утверждению истины, содержащейся в этих словах. Этим «светом», пришедшим в земную «тьму» и не загашенным земным мраком, был Иисус Христос. Конечно, многие считают, замечал Франк, что дело Христа постигла неудача, но «дело Христово абсолютно удалось, ибо его удача совсем не измеряется “удачей в мире” — Христос внес в мир вечный свет любви, который светит во тьме, и тьма не объяла его — Христос с самого начала знал, что этот свет не будет “иметь удачи” в мире, будет гоним, и хотел, чтобы он был гоним, потому что этот свет и светит только через страдание. <...> И мы должны быть с Ним именно как с вечно гонимым и в гонении торжествовать величайшую и абсолютную победу над всем миром». Так он писал в 1944 году, дорабатывая свою книгу «Свет во тьме». В этом и состоит пафос его грандиозного трактата…

Стоит закончить рассуждение о трактате Франка его же словами, которые выражают нравственное — человеческое и философское — кредо русского мыслителя: «Христианский реализм не только не ведет к пассивности, но, наоборот, требует максимального напряжения нравственной активности. <...> Христианская активность есть, по существу, активность героическая. Это есть активность сынов Света в царстве тьмы, сочетающих неколебимую веру в свое призвание с <...> смиренным и трезвым сознанием своего собственного несовершенства».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments