June 28th, 2014

О "еврейском вопросе" у Бердяева и Флоренского

«Еврейский вопрос не есть просто вопрос политический, экономический, правовой или культурный. Это вопрос неизмеримо более глубокий, религиозный вопрос, затрагивающий судьбы человечества. Это ось, вокруг которой вращается религиозная история. Таинственна историческая судьба евреев. Непостижимо самое сохранение этого народа и необъяснимо рационально»
Н.Бердяев «Христианство и антисемитизм»
.
Мне кажется, что при рассмотрении проблемы еврейства в концепциях русских религиозных философов и, особенно, черносотенцев не нужно лукавить и относить их критическое мнение на счет "антисемитизма", "заблуждений", "ошибок", "дани времени" и пр. Вообще подводить разноплановых мыслителей под определение "антисемит" или "юдофил" - контрпродуктивно. Еврейская история, или еврейский вопрос, - это центральная проблема христианской философии истории. Не случайно этой проблемой занимались такие крупные мыслители, как В.С. Соловьев, П.А. Флоренский, В.В. Розанов, Н.А. Бердяев, А.Ф. Лосев. Вырывая еврейский вопрос из историко-философской концепции русских мыслителей, мы тем самым рушим эту концепцию. Более продуктивно, напротив, попытаться увидеть, как данная проблематика ложится в общую модель. При этом, разумеется, эмоциональные оценки (даже списанные на "опыт" XX века) здесь будут только мешать... Роль еврейского вопроса для русской религиозной философии должна быть рассмотрена всерьез
.
Бердяев считал еврейский вопрос вопросом христианским в глубинном смысле. По мысли Бердяева, единственный возможный ответ на еврейский вопрос – это ответ не расистский, социал-дарвинистский и даже не культурологический, но религиозный и философский. Бердяев не был ни антисемитом, ни семитофилом. Несмотря на признание больших недостатков в национальном характере евреев, он считал, что о еврейском народе нужно судить по лучшим его представителям – пророкам и апостолам: «Не имеет никакого принципиального значения вопрос о недостатках евреев. Нет нужды отрицать эти недостатки, их много. Еврейский народ полярно противоположных свойств, в нем соединены черты высокие с чертами низкими, жажда социальной справедливости со склонностью к наживе и капиталистическому накоплению. О еврейском народе, народе религиозного призвания, нужно судить по пророкам и апостолам, а не по еврейским ростовщикам».
.
По мнению Бердяева, антисемитизм является чем-то недопустимым для христианина, потому что само христианство – это религия еврейского типа, то есть мессианского типа. Пророческий дух чужд греко-римской культуре, а также другим западным и восточным культурам. Арийский дух также не является мессианским, поскольку ему чуждо напряженное чувство истории, ожидание явления мессии, прорыва метаистории в историю.
.
В работе «Смысл истории» Бердяев высказывает ряд оригинальных мыслей о том, что евреи являются зачинателями идеи истории. Так, для древних греков время представлялось как круговорот вещей, не имеющий цели. В противоположность этому, еврейское сознание всегда было ориентировано на будущее, грядущее, смысл и конец истории. Интересно, что в учении Маркса о социализме Бердяев видит светский вариант все той же еврейской мессианской идеи: «Карл Маркс, который был очень типичным евреем, в поздний час истории добивается разрешения все той же древнебиблейской темы: в поте лица своего добывай хлеб свой. То же еврейское требование земного блаженства в социализме Карла Маркса сказалось в новой форме и в совершенно другой исторической обстановке. Учение Маркса внешне порывает с религиозной традицией еврейства и восстает против всякой святыни. Но мессианскую идею, которая была распространена на народ еврейский как избранный народ Божий, Карл Маркс переносит на класс – на пролетариат».
.
Несмотря на большую роль в становлении европейской цивилизации и духовности, евреи, по мысли Бердяева, остаются трагическим народом. Трагедия евреев в том, что они были призваны нести печать Божьей избранности, но не справились со своей миссией в полной мере. Согласно Бердяеву, главная ошибка еврейского народа заключалась в том, что этот народ не признал в Христе спасителя. «Евреи – народ особой, исключительной религиозной судьбы, избранный народ Божий, и этим определяется трагизм их исторической судьбы. Избранный народ Божий, из которого вышел Мессия и который отверг Мессию, не может иметь исторической судьбы, похожей на историческую судьбу других народов. Этот народ скреплен и навеки объединен не теми свойствами, которые обыкновенно скрепляют и объединяют народы, а исключительностью своей религиозной судьбы. Христиане принуждены признать богоизбранность еврейского народа, этого требует христианское вероучение, они это делают неохотно и часто забывают об этом. Необычайно парадоксальна еврейская судьба: страстное искание земного царства и отсутствие своего государства, которое имеют самые незначительные народы, мессианское сознание в избранности народа и гонение со стороны других народов, отвержение креста как соблазна и распятие этого народа на протяжении всей его истории. Может быть, более всего поразительно, что отвергнувший крест его несет: те же, которые приняли крест, так часто распинали других».
.
О возможности решения еврейского вопроса в текущей исторической ситуации Бердяев отзывался скептически. По его мнению, ни ассимиляция, ни создание самостоятельного еврейского государства не являются удовлетворительными сценариями. Избранность евреев отражается в их проблематичности для исторического процесса. «Еврейский народ остается народом-странником. Можно было бы сказать, что судьба еврейского народа эсхатологическая, она разрешима лишь в перспективе конца времени».
.
-----------------------------------------
.
Не обошел еврейский вопрос и П.А. Флоренский. Его перу принадлежит небольшое Введение к книге «Израиль в прошлом, настоящем и будущем» (1915), где были собраны работы крупнейших русских мыслителей. Флоренский полагал, что юдофильство и юдофобия отражают часть истины, поскольку реально имеет место антиномия еврейской истории, разрешение которой связано с событием Конца времен.
.
Приводим основную часть Введения:
.
«Едва ли кто не видит, что еврейский вопрос — вопрос мировой и, более того, центральный вопрос всемирной истории. Бесчисленные и запутанные нити истории сходятся именно в этом узле. В этом, вероятно, согласно большинство вдумывавшихся в судьбу Израиля и в судьбы истории человеческой. Но сколь единодушно большинство в оценке важности вопроса, столь же непримиримо враждебны чаще всего слышащиеся голоса, пытавшиеся развязать узел...
.
В самом деле, какие решения слышим мы? Это — или юдофильство, или юдофобство. Но кто дерзнет спорить с юдофилами, что «спасение от иудеев» (Ин. IV, 22) и что все наиболее ценное из достояния человечества — разумеем Откровение, как ветхозаветное, так и новозаветное,— даровано через посредство «избранного народа»? Иудеи считали и считают себя стержнем мира и свои судьбы — осью истории. Можно ли спорить против того? А с другой стороны, кто посмеет отвергнуть основное положение антисемитов, что иудеи — «враги рода человеческого», враги культуры, враги высшего достояния человечества... что нет такой скверны, которая не текла бы в конечном счете именно от этой «церкви лукавнующих» (Пс. 25, 5)? И разве не правда, что великий тайнозритель исторических судеб св. Иоанн Богослов, сам иудей, называет иудейство «сборищем сатанинским» (Откр. II, 9; III, 9) вовсе не только в общем смысле, но и в точном значении этих слов? Да, залегающие на дне масонства — величайшая мерзость, о ней же «не лете есть глаголати»,— культы сатанинские и люциферианские организуются либо непосредственно, либо посредственно иудейством!
.
Величайшая из антитез должна быть сказана именно о нем: через иудеев мир познал Бога, но через иудеев же он вошел в общение с Сатаною! Правы юдофилы; но не менее правы и юдофобы. И те и другие даже более правы, чем это обычно высказывается. И если первые ссылаются на то, что теократическая история Израиля подготовила рождение Мессии-Христа, то вторые, не без основания, в «синагоге сатанинской» видят гнездо, уготовляющее Антихриста. Правы юдофилы, правы и противники их. Но вместе с тем не правы одни, не правы и другие.
Как понять это противоречие, равно тревожное и для христиан, и для иудеев?
.
Если иудеи — «избранный народ», то не выходит ли отсюда, что печатью Божественною как будто скрепляются все их деяния, все их внутреннее злое устроение, в том числе — зловонная зараза, от них плывущая, и даже их присное противление Богу (Деян. VII, 51)? Но может ли это вместить христианское сознание, даже самое смиренное, и может ли, с другой стороны, с этим помириться честный еврей?
.
Если иудеи — народ, неудержимым образом оказывающийся «сборищем сатанинским», если проклятие, словно роковое, лежит на этом народе, то безысходность и отчаяние вливаются в душу иудея, когда он поймет печать отвержения, на нем лежащую. Можно ли честному еврею не погрузиться в беспросветный мрак отчаяния, когда он увидит проклятие и порчу, которые несет с собою он в мир? Да и не только еврей; может ли тогда, при сознании этой невыносимой муки другого, остаться спокойным христианин?
.
Вот антиномия еврейского вопроса, как она встает перед созерцателем исторических судеб народов и перед обозревателем современной жизни.
.
Однако, не только антиномия, но и решение ее дается Божественным Откровением. «Конец, решающий дело» и, в данном случае, предуказанный величайшим из юдофобов и вместе величайшим из юдофилов св. апостолом Павлом и уже упомянутым нами апостолом Иоанном, — этот конец мировой истории звучит таким всеразрешающим аккордом, светит на душу таким неизъяснимо-сладким лучом Божественного милосердия и Божией премудрости, что тут, при углублении мыслью в это светозарное будущее, начинают смолкать все тревоги, все мучения, колебания,— и с твердым упованием говорит умиренное сердце: “Прав еси Ты, Господи!”».